Интервью газете "Неманские вести"

  48414681_2103744566534050_7547773881570820096_n.jpg
 В рамках сотрудничества с газетой "Неманские вести" сегодня, 21 декабря, было опубликовано интервью с настоятелем нашего Прихода игуменом Серафимом. 

Текст интервью:  "Мой собеседник - настоятель православного Прихода во имя Новомучеников и Исповедников Церкви Русской в Немане - игумен Серафим (Героев). Мы зовем его с любовью и почтением – батюшка Серафим. Согласившись на интервью нашей газете, батюшка, тем не менее, никак не хотел говорить о себе, возражая: «Давайте о чем-нибудь глобальном...» 

И все-таки, некоторыми биографическими данными отец Серафим с нами поделился:

- Я родился на Смоленщине, там же крестился. Учился в Московском институте инженеров транспорта. После его окончания ушел в Болдин монастырь. В 1998 году меня направляют в Калининградскую область, в поселок Изобильное, где строился монастырь, а в 2004 году - в Неман, где служу и по сей день. 

Гораздо охотнее, чем о себе, отец Серафим рассказал нам историю удивительного Свято-Троицкого Герасимо - Болдинского мужского монастыря, где провел насельником пять лет:

- Монастырь был основан в XVIвеке трудами преподобного Герасима Болдинского (храм в честь этого святого есть и в Калининграде на Северной горе). Каменные строения Болдина монастыря возводил знаменитый русский зодчий Федор Конь, тот самый, что строил Белый город в Москве и Смоленскую крепостную стену. В «смутные времена», когда Смоленск находился под Речью Посполитой, монастырь пришел в запустение, а в городе не осталось ни одного православного храма: польское государство проводило насильственное окатоличивание верующих... Возродился монастырь в середине XVII века, когда смоленские земли вновь вошли в состав России. А в XXвеке, через десять лет после революции, Болдин монастырь был закрыт. Его храмы приспособили под зернохранилища. Во время Великой Отечественной войны немцы взорвали старинные постройки монастыря - Троицкий собор, Введенский храм и колокольню. Восстановление монастыря началось в шестидесятые годы под руководством замечательного исследователя русской архитектуры, основателя Всесоюзного общества охраны памятников Петра Барановского. А обнаружил Петр Дмитриевич это чудо - практически не перестроенный средневековый архитектурный ансамбль – еще до революции... В 1991 году Болдинский монастырь был передан Русской православной церкви.

- Батюшка, как вы пришли к Богу? Ваши родители были верующими?

- Они верили в Бога, но не были церковными людьми – как все простые, нормальные советские люди. Мое православие – это процесс поиска, осознания, размышления, это чтение русской литературы, богословских трудов, русской религиозной философии... Русская православная церковь – то пространство, где я чувствую себя нужным, хотя не все мне нравится - в себе и вокруг, и все-таки, это мое пространство.

- Помимо служения в храме, вы много занимаетесь просветительской деятельностью: участвуете, например, в литературных чтениях. Это одна из обязанностей современного священника, «задание сверху» или потребность души?

- Тут все переплетено – и благословение, и увлечение, это жизнь, которую нельзя сепарировать. Слово, проповедь, литература – это то, что людей трогает. Чем отличается хорошая литература от плохой? Хорошая – та, что пленяет. Как говорил Владимир Набоков о мастерстве Николая Гоголя в своих лекциях по русской литературе: «Описание сада Плюшкина поразило русских читателей почти так же, как Мане - усатых мещан своей эпохи»... Хорошая литература – это власть, и я этой власти поддаюсь.

- В продолжение темы литературы и ее власти над умами людей... Один западный писатель назвал религию «попыткой человеческого сердца найти смысл и цель жизни». Значит, в этих поисках мы и Бога самого выдумали?

- В XIXи XXвеках наукой было столько сделано открытий, что человечеству казалось, что еще чуть-чуть, и будет открыта тайна мироздания. Однако физика по большому счету не отвечает на вопрос «почему?», только на вопросы «что?» и «как?». А вопрос «почему?» - это к богословию, к философии... Сегодня научно доказано, что наша Вселенная абсолютно плоская, ученые согласны с теорией Большого взрыва, с которого все и началось, и с антропным принципом, согласно которому Вселенная такова, какова она есть, потому что в ней существует наблюдатель - человек. Это же, практически, картина сотворения Мира по Библии! То есть извилистым путем человечество приходит к тому, что ему было дано изначально. 

Религия – не отдельная отрасль знаний. Религиозное чувство присутствует везде и всюду. И математика начинается, собственно, с религии: нельзя делить на ноль. Почему? Потому что это неопределимая, как говорит арифметика, операция. А почему она неопределимая? Так договорились... Дальше – больше. Религиозные чувства людей широко используются. Например, в коммерческих целях: самые успешные транснациональные корпорации строятся по принципу религиозных организаций. В целях политических и военных, когда провоцируются обострения по религиозному принципу.

 

- Батюшка Серафим, вопрос от читателя: «Хочу поверить в Бога, но с детства воспитывался в «другой системе координат». С чего начать путь к вере?»

- Если человек верит, то он верит. Отношения Бога и человека – это личные взаимоотношения. Кто хорош, а кто плох – решает не священник, а Бог. Но судить и давать оценку человеческому поступку мы не только имеем право, но и обязаны это делать. Такова природа церкви. «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18:19,20). Входить ли в организм церкви, в пространство церковной общины – тоже для себя решает человек. Пробуйте молиться!

 

- Вы активно присутствуете в социальных сетях, где высказываете свое мнение по различным злободневным вопросам. И как-то раз в вашем аккаунте один человек написал: «Вам ли вникать в светские проблемы, вы лучший игумен в области, вам – слушать, исполнять и благодарить Господа». А вы ему ответили: «Участвую намеренно, чтобы потом не кусать локти, когда случится, не дай Бог, вторая великая революция! Что мог что-то делать и не делал!» Что вы имели в виду?

- Нам всем нужно учиться жить вместе и взаимодействовать. Ведь наши проблемы никто решать не будет, кроме нас самих. Вот если бы мы в свое время что-то предприняли всем городом, может, не закрылся бы комбинат. Я считаю, что купить машину бумагоделательную, установить ее, освятить, а потом варварски разобрать и продать по цене металлолома - это преступление... Посмотрите, ведь город исчезает. Все меньше на улицах приятных, интеллигентных лиц – люди уезжают жить в другие места. А те неприятные лица, которые жили там, перебираются к нам... Если все время молчать и делать вид, что «все хорошо», то на нас будут смотреть «сквозь бумаги». Это - как скрывать боль в организме: от терпения здоровее не будешь... И если мы здесь – не временные жители, то вся мера ответственности ложится и на нас. Ведь все мы очень хотим и надеемся, что Неман будет развиваться!

- Духовным отцам дано видеть больше, чем иным политикам и аналитикам. Как, по-вашему, растут ли духовные потребности людей, если сравнивать, например, нынешнее поколение с предыдущим.

- Сравнивать поколения - быть в проигрыше. Еще в древних папирусах писали: «Ах, эта ужасная молодежь, мы такими не были!» Старшим всегда кажется, что они были лучше, потому что все плохое стирается из памяти. Однако есть священнический опыт, поскольку батюшка проживает в своих прихожанах - людях молодых и пожилых, состоятельных и бедных - много жизней. Вот из-за этого опыта, который дает особый взгляд на все, слово пастыря должно быть востребованным. Но это – если мы друг другу интересны. Если же мы друг другу никто, то, как говорил в «Отцах и детях» материалист Базаров, в итоге - лишь лопух на могиле, и больше ничего. Пустота небытия...

Бывало, что у меня не складывались отношения со старшеклассниками, и я вижу в этом свою вину. С другой стороны, они были какие-то ершистые, циничные. А сейчас дети пошли интересные... Я ведь прихожу в школу не с целью учить. Сегодня детей пичкают знаниями в огромных количествах, и все это дискретно лежит в их головах, не создавая единой картины мироздания. То есть для понимания целостности мира не хватает мировоззренческих вопросов... Да у них и времени на это нет – над всеми довлеет общенациональный страх под названием ЕГЭ: «Не сдашь – не поступишь или не попадешь на бюджет». Я же в беседах с детьми пытаюсь расставить все, что они знают, по-другому - соединить несоединяемое.

- Батюшка, не хочется говорить о земном, но без этого – никак! Удастся ли в ближайшее время достроить храм на территории бывшей воинской части?

- Это моя боль! Настолько медленно и долго все продвигается. Мною направлены письма и обращения за помощью к кому только возможно... И осталось-то совсем немного – плитку на пол положить, внешнюю отделку завершить. И будет красота, главное – в храме уже есть отопление! Очень надеюсь, что скоро достроим.

- Большое спасибо вам, батюшка Серафим, за интересную беседу!

Интервью провела Н.Тамразова